Нужна помощь? +7(499)7033359

«Мягкий» бизнес?

Ситуация 1. При продаже ПК продавец осуществляет установку ПО с пиратского диска, владельцем которого является сам покупатель. Продавец устанавливает ПО и производит конфигурацию безвозмездно или за вознаграждение.



Все нормально? Вроде бы – «да», ну разве только слово «безвозмездно» немного смущает. А на самом деле, только что вы прочитали типичный пример нарушения авторского права. «Осуществляя установку с контрафактного носителя (независимо от того, кому принадлежит такой носитель), продавец совершает неправомерное распространение программного продукта», – это из руководства для продавцов ПК от грозного Майкрософта.



Ситуация 2. Перед продажей ПК продавец устанавливает на него программу с оригинального дистрибутива и производит настройку. Однако покупатель отказывается приобретать лицензионное ПО. Продавец сознательно не стирает программу с жесткого диска после демонстрации работоспособности ПК или «забывает» это сделать.



«Независимо от формы вины продавца компания несет предусмотренную законом ответственность за распространение нелицензионных копий программного обеспечения. При отказе покупателя от лицензионного ПО после демонстрации работоспособности техники и перед выпиской счетов и их оплатой необходимо удалить установленное на ПК ПО путем полного форматирования жесткого диска реализуемого компьютера», – © Microsoft



Уровень пиратства, 2003 год, ПО




Китай
92%

Вьетнам
92%

Украина
91%

Казахстан

90%

Индонезия
88%

Россия
87%

Зимбабве
87%

Швеция
27%

Австрия
27%

Дания
26%

Новая Зеландия
23%

США
22%


А мне вот интересно – у вас поднимется рука стереть то, что вы так кропотливо устанавливали? А отформатировать жесткий диск, просто чтобы вдруг кто-то случайно не восстановил стертые файлы операционной системы (а вдруг она заработает ;)? И еще меня мучает один вопрос: как представители вышеупомянутой компании будут определять сознательно ли я забыла ввести команду format c: или у меня просто память плохая?



Видимо, это все-таки мы какие-то неправильные, ибо за границами бывшего СССР никогда не то что не возникнет подобных вопросов, но и такие ситуации там – большая редкость. Все только лицензионное, все только для «себя любимого» и поделиться «хакнутой» программой со всеми друзьями никому в голову не придет.


У нас же все немножечко иначе. Мы выросли избалованными возможностью иметь любую программу максимум за $2. Мы привыкли делиться всем и вся, особенно если это досталось на халяву. 90% программного обеспечения в Казахстане в 2003 году продавалось так называемыми пиратами. В то время как в Америке ужасались от своих 22%, а доля незаконно установленного ПО в мире составляла 38%, в странах СНГ доля продаж лицензионных музыкальных дисков, DVD-фильмов и СD с программами и игрушками была в 3-4 раза меньше пиратских аналогов.



Естественно, в таких условиях развивать бизнес по продаже «правильного ПО» было достаточно сложно. «Самая главная проблема – это пиратский софт, который распространяется сейчас поменьше, а раньше был на каждом углу. Это когда клиент звонит и хочет приобрести антивирус Касперского, ты ему называешь цену, а он говорит, что вон там, в киоске, по 300 тг. его продают…», – говорит Денис Дудников, Начальник отдела сетевых технологий и ПО, компания DIAS.



Тем не менее, уже тогда, в начале 90-х годов появились первые компании, которые решили построить свой бизнес в этой области. В 1992 году родилась компания «Корпорация Компьютерные Системы». «В течении 10 лет мы оставались единственными на рынке Казахстана, кто занимался исключительно продажей лицензионного софта», – рассказывает Виктор Ратьков, вице-президент ККС. Несмотря на то, что продвигать данное дело было достаточно тяжело, эта компания не прекратила деятельность и сейчас является одним из лидеров на рынке лицензионного ПО.



Чуть позже не менее известная компания АЛСИ тоже стала пробовать свои силы на этом поприще. «Все началось в 1995 году, когда АЛСИ получила статус дистрибьютора Майкрософт. Он является нашим стратегическим партнером. Время шло, рынок расширялся, возникал интерес к новым производителям. И сейчас у нас установлены партнерские отношения с Oracle, Borland, IBM, Symantec – это из зарубежных, из российских – Лаборатория Касперского, Abby, Prompt», – рассказывает Арчибасов Игорь, Менеджер департамента дистрибуции и корпоративных продаж, АЛСИ.



Проходили годы, и Запад наконец-таки обратил внимание на то безобразие, которое творилось на нашем рынке. Майкрософт не мог (или скорее не хотел) позволить себе терять огромные деньги. Ведь только в Азии убытки в результате использования пиратского софта составили 7,5 млрд. долларов США. А Россия вместе с Казахстаном входили в десятку наиболее наглых в этом плане стран. Под давлением мировой общественности в 1996 году в Казахстане был принят закон «Об авторских и смежных правах», а в 2002 году в Алматы открылось представительство Майкрософта, которое стало ревностно следить, чтобы этот закон соблюдался. И вот тут-то и началась новая эра «Расцвет лицензионного ПО».



«На сегодняшний день о сложностях юридического характера говорить не приходится. Т.е. если года 4 назад доля нелицензионного ПО в Казахстане была настолько огромной, что просто невозможно было конкурировать с пиратами, то сейчас в этом плане их постепенно начинают давить, для этого уже сформировалось достаточно много причин. И конкуренция с ними на сегодняшний момент может наблюдаться разве что в плане розничных продаж», – высказывает свое мнение Арчибасов Игорь.



«Очень помогают сами вендоры. После того как сюда пришел Майкрософт, уровень продаж увеличился именно благодаря просветительской работе, которую он проводит. Активность пиратского рынка, конечно же, влияет на продажи, но в последнее время усилилась борьба с пиратством, вследствие чего люди стали больше обращать внимание на лицензионный софт», – добавляет Лариса Волкова, президент ККС



Количество компаний, занимающихся распространением «белого» софта, стало расти в геометрической прогрессии. Благо, Майкрософт создавал для этого все условия. «Сегодня с приходом Майкрософт пиратский рынок уже не так влияет на продажи. Т.к. Майкрософт контролирует, проводит различные семинары, разъясняет и ведет активную деятельность», – говорит Жанабил Нурганым, менеджер по продажам компании ICS, которая заняла эту нишу больше года назад.
А тех, кто не проникся добрым отношением софтверного гиганта, перевербовали буквально насильно.



«Ну, здесь достаточно простая статистика: прошли, проверили налоговики все компьютерные клубы и позакрывали всех ушлых ребят, которые работали на пиратском софте. Что им осталось делать? Они пришли сюда, покупать лицензионный софт. Они были просто вынуждены, ведь остановился бизнес», – рассказывает Галина Проценко, директор по продажам, ККС.



А в августе 2003 года в Алмате 17 компаний, специализирующихся на сборке компьютерной техники (такие как Алси, Alser, Альфатех, Глотур, Диас, Иманали, LogyCom, Логос и др.), подписывают «Декларацию о соблюдении авторских прав производителей программного обеспечения». Согласно этой декларации, фирма-продавец не имеет право предоставлять ПК с пиратской версией операционной системы. Или покупай Windows, или используй свой компьютер в качестве мебели. Конечно же, простые пользователи не ожидали такого поворота событий, т.к. цена за нормальный работающий компьютер подскочила сразу как минимум на $100.



«Первое время, когда это все началось, и сами покупатели не ожидали, что так это все произойдет, продажи действительно упали. В то время не все компании присоединились к декларации и поэтому конкурировали за счет нелицензионного программного обеспечения. Но сейчас ситуация стабилизировалась, т.к. если человек придет в более-менее нормальную компанию за ПК, первое, что он услышит: «Вам предлагается компьютер без ПО. Будете покупать?» А дальше уже его выбор: хочет – купит, не хочет – не купит», – говорит Игорь Арчибасов.



Но это еще не все. Следующим номером укрощения строптивых стали многочисленные рейды и проверки на выявление контрафактного использования пиратских систем.



«Работа в этом направлении приобрела новую форму: когда вы можете, не особо себя афишируя, позвонить и сказать, что такая-то и такая-то организация использует нелицензионный софт. В итоге в эту организацию будет направлена проверка. А дальше уже все от тебя зависит, сможешь ты доказать или нет», – делится информацией Галина Проценко. – Проверка наличия лицензионного софта просто элементарна: на лицевой панели системного блока должна быть голограмма и наклейка.


Ее нет – «все, клуб закрываем». И доказывай потом, что что-то было не так. Очень все это просто проверяют именно на первом этапе. И когда эти шаги были сделаны, у нас появилась категория клиентов, покупающих лицензионное ПО, чтобы продолжать свой бизнес».
В 2002 году сотрудниками Управления юстиции города Жамбыл было возбуждено 14 дел об административных правонарушениях в отношении субъектов, использовавших в своей хозяйственной деятельности нелицензионные копии программных продуктов. В результате проведенной ими проверки было изъято порядка 76 жестких дисков и 8 СD с нелицензионными программными продуктами.



В декабре 2002 года и с начала 2003 года сотрудниками Управления юстиции совместно с сотрудниками Департамента финансовой полиции по городу Астана были проведены проверки и контрольные закупки в нескольких компаниях, занимающихся реализацией компьютеров. В результате были обнаружены нелицензионные продукты Microsoft, как то: операционные системы и офисные приложения. По фактам обнаружения было возбуждено три дела об административном правонарушении, и копаниям предстоит выплатить штраф в пользу государства в размере $560.



Итак, кнутами и пряниками Мicrosoft добился того, что на сегодняшний момент стало достаточно сложно найти дешевое взломанное ПО. «Сейчас можно сказать, что любая компания, которая продает оборудование, фактически продает и лицензионное ПО, потому что с недавних пор это является очень хорошим бизнесом и толчком к этому стало появление представительства Майкрософт. Они достаточно активно ведут деятельность по легализации ПО, по расширению охвата рынка со своим ПО.


И если раньше компании принципиально устанавливали пиратский софт, то сейчас они поняли, что продажа лицензионного ПО – это хороший бизнес, на котором тоже можно заработать деньги», – говорит Арчибасов Игорь.



Кроме того, наш рынок стали активно осваивать российские компании. Так, в прошлом году в Казахстане появился филиал компании SoftLine, которая тут же заняла свое место на рынке лицензионного ПО и развернула довольно активную маркетинговую деятельность по привлечению клиентов.



Таким образом, если раньше в данном сегменте в течении достаточно долгого времени работали компании, которые можно было пересчитать по пальцам одной руки, то сейчас чувствуется достаточно жесткая конкуренция. Давайте узнаем, как к этому относятся некоторые игроки.



«Конкуренция бывает разная. В каком-то смысле все компании конкурируют между собой за потенциальных клиентов. И у нас в борьбе за клиентов компании чаще расширяют товарный ряд, пытаются продать все «от» и «до»», – считает Коммерческий департамент интернет-магазина HIT.KZ



Сотрудники компании DIAS полагают, что жесткой конкуренции не происходит, потому что цены рекомендованы самими производителями и поэтому практически везде одинаковые. А для того чтобы привлечь клиентов, они предоставляют своевременную техническую поддержку, в том числе и по телефону.



А вот мнение АЛСИ: «В прошлом году мы столкнулись с тем, что помимо компаний, которые находятся здесь, очень активную экспансию на наш рынок начали компании извне, прежде всего из России. Они здесь открывают свои представительства и тоже начинают с нами конкурировать. В силу того, что в России этот рынок более зрелый, то раз они открывают здесь свои офисы, значит тоже видят перспективу для того, чтобы делать свой бизнес и зарабатывать деньги», – говорит Игорь Арчибасов.



Компания «ККС» тоже считает российские фирмы, выходящие на рынок Казахстана, своими основными конкурентами. И говорят, что для того чтобы выдержать напор, фирме пришлось повысить квалификацию своих сотрудников, в результате чего практически каждый из команды является сертифицированным специалистом. «Конкуренция взбодрила нас.


Кончилось время тоталитарного владения. Начались настоящие рыночные отношения. Поэтому, наверное, скажу, что конкуренция для нас идет только на пользу, поскольку это мобилизует внутренние и внешние ресурсы, это сплачивает команду, это заставляет ее идти вперед и знать, зачем она это делает», – считает Сергей Сычев, директор по маркетингу, ККС.



Итак, компании, занимающиеся продажей лицензионного ПО, достаточно лояльно относятся друг к другу и развиваются в данной сфере деятельности довольно мирно.
Теперь давайте посмотрим, какое же ПО и за какую цену предлагают нам сейчас на этом рынке. Какой самый дорогой софт? Сколько стоит самый дешевый?



«Мы занимаемся поставкой широкого спектра ПО – мы представляем более 200 вендоров. Некоторые продукты есть в наличии (те, которые пользуются спросом), а так срок поставки в среднем 3-4 недели. Есть и казахстанский продукт – программный пакет Wintranslate компании Sanasoft, в который входит переводчик с казахского языка KazDictionary, – это словарь, предназначен для юридических лиц. Стоимость коробочной версии Wintranslate на 10 лицензий – 75000 тенге», – отвечает Жанабил Нурганым.



В интернет-магазине HIT.KZ ассортимент ПО, конечно, не такой обширный, как в разделах видео и аудио произведений, но, тем не менее, там можно найти программы для работы с графикой, текстом, антивирусные и обучающие программы, различные справочные материалы, энциклопедии.


Есть профессиональные программы, посвященные электронному документообороту на предприятиях.
В других компаниях, занимающихся еще и продажей ПК, ассортимент поменьше. В основном это продукты Microsoft, антивирусы, разработки Abby и разные офисные приложения.



ПО



ККС



ICS



SoftLine



DIAS



ALSI



HIT.KZ



GLOTUR



1) Microsoft Windows Professional XP, rus, OEM
$182

$249
20500 тг.
$182

19500 тг.


2) Office 2003 Win 32 Rus, CD
$340

$383

45220 тг.



3) AVP Personal Pro
$69

$69
9384 тг.
113051 тг.
9700 тг.
9660 тг.


4) DrWeb W95-XP на год, на 1 ПК
$35
$35
$35


5800 тг.



5) Fine Reader 7.0 Home Edition
$15

$129
2040 тг.
34447 тг.
2465 тг.
180602 тг.

6) Acrobat 6.0. Standart CE
$495
$507
$384





7) Abby Lingvo 10.0 Multilanguage

$32


4352 тг.
4256 тг.
5600 тг.


8) Prompt Standart 7.0 англ-рус-англ
$99
$100
$99

131674 тг.
145004 тг.



9) PhotoShop 7.0 Full, rus
$749

$609

125685 тг.



10) Corel Draw Graphics Suite 12, engl
$430
$550
$616

69825 тг.




11) Delphi 2005 Pro
$1399
$1395


261744 тг.



12) Borland C++ Builder 6 Pers $124 $100








13) Большая энциклопедия 2005 (Кирилл и Мефодий) – 10 СD
$51




9400 тг.


Цены в основном регламентируются производителями ПО. К примеру, лицензионный ключ для «Доктора Веба» на один год стоит у всех в районе $35. Аналогичное иностранное ПО – где-то $150. При этом самыми дорогими считаются системы документооборота или системы баз данных, например, Oracle или Lotus.



«Цена зависит от политики производителя. Если вы приобретаете коробочный продукт – одна цена, если его же на несколько рабочих мест – другая цена, если вы участвуете в маркетинговых акциях – третья цена, – сообщает Виктор Ратьков. – Если говорить о какой-то структуре деления продуктов, то к самым дешевым продуктам относятся те, которые предназначены для использования дома и в личных целях. Лицензионные игры тоже где-то в районе $10.


Самые дорогие продукты касаются комплексной автоматизации предприятия. Разработки в этом направлении являются наиболее дорогими, наиболее значимыми по затратам для компаний».
«Бывает ПО, стоимость которого превышает $1000000, и количество таких сделок давно перевалило за несколько десятков, т.е. это крупные тендеры, и сделки свыше миллиона долларов – уже нормальное явление у нас в Казахстане», – делится информацией Игорь Арчибасов.



Итак, самые дешевые программы начинаются где-то с $10, а дальше – чуть ли не до бесконечности. А вот интересно, влияет ли на цену тот факт, является покупатель физическим или юридическим лицом? И какие системы скидок существуют на лицензионный софт?
«Цена в основном диктуется фирмой-производителем, и «той стороне» абсолютно все равно кто его покупает. Другое дело, что есть специальные цены, для того чтобы наши студенты и наши школьники могли работать на лицензионном софте.


Это называется «академические цены». Сам вендор по таким программам устанавливает гораздо более низкие цены, что позволяет учебным учреждениям лицензировать целые компьютерные классы. Для этого достаточно иметь в названии ярко выраженные слова, доказывающие, что ты – учебное заведение. Например «университет», «институт», либо подтверждение лицензии на преподавательскую деятельность. И тогда это совсем другой прайс, совсем другой порядок цен», – объясняет Галина Проценко.
Для крупных фирм существует еще такая вещь, как корпоративное лицензирование. В этом случае цена, конечно же, ниже, но покупатель обязан соблюдать требования по объему закупки.



Что касается операционных систем Windows, то широкое применение получила так называемая версия OEM. Она стоит в два раза дешевле обычной «коробочной» и устанавливается на компьютер перед его покупкой. Несмотря на то, что пользователь получает на нее пожизненную лицензию, он не имеет права никуда ее копировать. То есть данная версия ОС должна неизменно следовать судьбе этого компьютера. И в случае продажи ПК владелец обязан отдать и установленный на нее Windows.



Кроме того, как сообщает Дудников Денис, производители ПО стараются удешевить свои продукты: «Например, компания Abby продавала коробочную версию FineReader за $120. На сегодняшний день они еще выпустили версию Home Edition для домашнего использования. Она немного урезана, но полностью функциональна. Она стоит всего лишь $15».



Да… Цены, конечно, впечатляют. Особенно когда вспоминаешь, что раньше ты мог купить Windows, Office, Adobe Photoshop, Corel Draw, ACDSee, Far, WinRar, Adobe Acrobat и еще много чего на одном диске за 350 тенге. Интересно, неужели все те пользователи, которые покупали пиратский софт, в состоянии безболезненно перейти на лицензионный? Учитывая, что среднестатистический алматинец предпочитает одеваться на барахолке, у меня возникает вопрос: кто сейчас в основном является покупателем этого продукта? Кто основной клиент данных компаний?



«Корпорация Компьютерные Системы» любезно предоставила подобную информацию (см. «Доля продаж лицензионного ПО среди групп покупателей»). Законодательство заставляет госструктуры переходить именно на лицензионное ПО, выдвигает обязательные требования, и именно у них в первую очередь проверяют наличие лицензионного софта. Отсюда как минимум 30% от общего объема закупок составляет эта категория клиентов. Чуть больше них закупают лицензионный софт крупные предприятия. Это в основном западные нефтяные компании, которые пришли на наш рынок и которые в принципе не понимают, как можно парк порядка 300-600 машин сажать на пиратский софт.


Именно они были первыми покупателями лицензионного софта в Казахстане. «Мелкие фирмы здесь – это фирмы, которые, как правило, планируют стать крупными и понимают, что надо им потихоньку уже запускать этот процесс, – говорит Проценко Галина. – А частные лица – это в основном люди, которые работают на этих фирмах и знают, что такое лицензионный софт, чем он отличается. Либо это начинающие небольшие магазины тех же самых пиратов, которые сейчас понимают, что надо продавать лицензионный софт в том числе, что за ним будущее.


И еще есть очень такой интересный рынок – это просто частные лица, которые покупают себе самый дорогой лицензионный софт, покупают дорогие «офисы», устанавливают на домашних компьютерах. Есть такая категория. Это в основном молодые люди, которые получали образование за рубежом и понятие о том, что можно за 100 тенге купить Windows и он будет нормально работать, у них уже отсутствует».



По информации АЛСИ, достаточно активно в структуре корпоративных клиентов представлен банковский, финансовый, телекоммуникационный сектор, сектор образовательный и в последнее время к этому еще начинает прибавляться медицинский сектор. Помимо перечисленных, это исконно добывающая отрасль – нефтегазовые компании и компании, которые извлекают другие полезные ископаемые.


«На сегодняшний день сформировался круг определенного ПО, которое может себе позволить купить частное лицо и каким-то образом оно может частному лицу понадобиться, т.е. это ОС, офисные приложения, графические программы, переводчики, словари и развлекательные программы, антивирусы. Частный сектор занимает небольшой сегмент рынка, т.к. частным пользователям тяжелее платить такие деньги за этот софт», – добавляет Игорь Арчибасов.
Но естественно не все клиенты приходят по собственной инициативе. И компаниям, продающим программное обеспечение, приходится предпринимать какие-то шаги, чтобы человек узнал и заинтересовался предлагаемыми продуктами. Как обстоит дело с рекламой в данной области?



«По маркетингу мы стараемся использовать несколько основных каналов продвижения плюс каналы, которые являются чем-то вроде нашего ноу-хау. И стараемся, чтобы наша очередная какая-то акция, какое-то PR действие были достаточно нестандартны, чтобы они выделялись хоть чем-то, – говорит Сычев Сергей. – Для нас более выгодным и более правильным является написание PR-статей. И, поскольку в данном случае у нас достаточно специфичный бизнес и товар, поэтому для нас очень важно про него рассказать, чем тупо вывесить где-то объявление.


Второй способ привлечь клиентов – это семинары. Семинары бесплатные, что тоже является кредо компании. Наши семинары не обучающие, т.к. за такой короткий срок ничего выучить нельзя, но они достаточно информативны. Настолько информативны, чтобы люди приходили и приходили в количестве 70-100 человек. И третье – это рекламные брошюры, где человек может увидеть информацию о семинарах, о новостях ПО, что появилось, что исчезло, что изменилось, какие цены поменялись».



Очень часто сами вендоры устраивают различные мероприятия, чтобы рассказать о своих товарах и показать преимущества лицензий. И зачастую они проводятся совместно с казахстанскими компаниями.
«Мы приглашаем ведущих специалистов от вендоров, для того чтобы они консультировали местных специалистов в плане принятия решения в области программного обеспечения. Кроме того, в ближайшие месяц-два мы планируем сделать полноценный интернет-магазин. Чтобы любой пользователь в Казахстане мог купить любой софт и система будет полностью автоматизирована», – рассказывает о своих маркетинговых шагах Волков Алексей, ККС.



А существует ли какая-то специфика данной области? С какими определенными сложностями приходится сталкиваться поставщикам ПО при ведении этого бизнеса?



«Специфика, конечно, есть, потому что при продаже ПО надо иметь представление о том, что продается. Отсюда, основная сложность заключается, наверное, в динамичном непрерывном обеспечении. Очень сложно поддерживать состояние оперативной информативности», – считает Виктор Ратьков.



Не обходится и без влияния «пиратов».
«Так как мы работаем в основном с физическими лицами, есть определенные сложности, и они как раз связанны с теневым рынком, и в этом случае главный аргумент – низкая цена. Хотя тенденции к изменению ситуации в положительную сторону уже можно заметить. По крайней мере, об этом можно судить по рынку лицензионной видео, аудио продукции. Безусловно, в ценовой конкуренции легальный рынок не может конкурировать с пиратским, ну, а с качеством все обстоит с точностью наоборот. Поэтому клиенты всегда находятся в поиске золотой середины», – сообщает коммерческий департамент HIT.kz.



В общем, здесь, как и в любом бизнесе, тоже хватает своих «заморочек». Компании стараются выжить в условиях нашего рынка и, стоит заметить, делают они это довольно успешно. Достаточно только взглянуть на статистику:



Виктор Ратьков и Лариса Волкова говорят: «Если до 2000 года динамика была линейная, поток был непрерывный, но не очень высокий, то потом все изменилось. Динамика роста нашей компании за 2002-2003 год – 35%, а в 2003-2004 году уже 85%. Если взять 2003 год и конец девяностых, то объем продаж вырос в 4-5 раз».
«Мы наблюдаем рост рынка лицензионного ПО в Казахстане где-то на 150%-180% в год», – добавляет Игорь Арчибасов.



Так каковы же перспективы развития этот направления? Долго ли будет повышаться спрос на лицензионное ПО? Как будут меняться со временем объемы продаж этого софта?
Исследования показывают, что в ближайшие 2-3 года тенденции роста сохранятся, но потом динамика начнет постепенно затухать. Сейчас наблюдается такой огромный спрос в связи с тем, что очень много компаний выходят из тени и легализуются. Они прекращают использовать нелицензионное ПО. Как только все эти фирмы лицензируются, темпы роста так или иначе замедлятся, т.к. необходимость глобальных закупок отпадет.


Останутся единичные заказы, но их будет меньше. Это относится к коммерческому сектору. Что касается государственного сектора, там тенденция падения роста продаж не предвидится, т.е. темпы роста в этом секторе сохранятся.



От себя же мне хочется пожелать успехов и развития как компаниям, занимающимся лицензионным ПО, так и ушедшим в подполье пиратам. Пусть нефтяные компании и госсектор закупает тоннами лицензионное программное обеспечение, но мне бы не хотелось, чтобы простые ребята ограничивали свое компьютерное образование из-за того, что просто не в состоянии приобрести себе домой ту же среду разработки Дельфи или последнюю версию PhotoShop.


Может быть мои слова звучат не совсем правильно, но я считаю, что для каждой категории пользователей должен существовать свой рынок, который в состоянии удовлетворить запросы населения, как в плане номенклатуры, так и относительно цены. Сейчас же эта граница смещена в сторону удовлетворения потребностей мировых корпораций, но отнюдь не обыкновенных казахстанцев.

Похожие сообщения

Оставить комментарий