Нужна помощь? +7(499)7033359

Общественные консультации online


«Акимам (я хочу подчеркнуть важность этой задачи) необходимо обеспечить подключение к интернету не менее семидесяти пяти процентов школ уже в 2005 году.


…пора на деле приступить к формированию „электронного Правительства“. Это небольшое по численности Правительство, прозрачное в своей деятельности. Оно позволит сократить контакты между населением и чиновниками, повысит качество и уменьшит сроки оказания услуг. Это приведет к новой административной реформе и сокращению госаппарата.


Для осуществления такой работы нужна большая программа ликвидации компьютерной безграмотности и обеспечения доступа населения к интернету».


(Из Послания Президента народу Казахстана «К конкурентоспособному Казахстану, конкурентоспособной экономике, конкурентоспособной нации»).


«Необходимо провести мероприятия по обеспечению свободного доступа населения к электронным услугам государства и социально значимой информации, независимо от места проживания граждан и их социально-экономического положения и дислокации хозяйствующих субъектов.


Сегодня большинство граждан нашей страны получают доступ к интернету через обычные телефонные линии, скорость передачи данных по которым ограничена. Необходимо развивать более современные решения, обеспечивающие возможность широкополосного доступа к ресурсам интернета.


…принципиальное значение приобретают ценовые факторы. Нужны экономичные и дешевые технологии, средства и услуги, необходима развитая система реально работающих и прозрачных льгот и стимулов для клиентов и провайдеров. Необходимо разработать государственную программу продвижения интернета в массы».


(Из проекта Концепции электронного правительства Республики Казахстан).



Идея электронного правительства становится все более популярной в мире. Сегодня мы поговорим о том, как проводятся общественные консультации, важная составная часть системы электронного правительства.


В Вильнюсе Университетом Права Литвы и Академией Э-Управления Эстонии в сотрудничестве с организацией Hansard Society (Великобритания) во второй половине мая для служащих и политиков из бывших стран СССР и Восточной Европы был проведен семинар на тему общественных консультаций. Участники обсудили вопросы организации таких консультаций, познакомились с опытом Великобритании, Эстонии, Литвы и других стран, узнали о том, что достигнуто и какие имеются трудности в администрировании таких консультаций.


Каковы особенности сетевой коммуникации? Как общаться с группами различных интересов? Какие факторы облегчают социальную связь между социальными группами и делают ее более активной? Какие способности и технические средства должны иметь организации для построения систем общественных консультаций online? Какая разница между классическим и сетевым стилем работы в общественной сфере? Какой опыт общественных консультаций является наилучшим в мировом масштабе? Какие проблемы актуальны для будущей дискуссии? Вот главные из обсуждавшихся вопросов.


Подробнее об этой инициативе можно почитать на сайтах:


http://www.oecd.org/dataoecd/62/23/2501856.pdf
http://www.oecd.org/dataoecd/24/34/2384040.pdf
http://www1.oecd.org/publications/e-book/4201141E.PDF
http://www.oecd.org/dataoecd/25/1/2384868.doc (на русском языке)
http://www.ltu.lt/padaliniai/english/index.html
http://www.ltu.lt/padaliniai/english/faculties.html
http://www.ega.ee/
http://www.hansardsociety.org.uk/


Шла речь о большом разнообразии общественных консультаций. Это не только вопросы в органы власти, например о том, когда, наконец, уберут во дворе мусор. Это и возможность получить совет специалиста по широкому спектру — от медицины до права. Это и постановка с обсуждением (естественно, с надеждой на решение) общественно значимых вопросов.



Такие примеры есть и у нас.


Казахстанская Федерация Интернета в середине июня начала общественное обсуждение вопроса «Почему у нас такой дорогой Интернет?». Стимулом к этому стали участившиеся обращения пользователей интернета — организаций и частных лиц с просьбой объяснить, почему в Казахстане цены на интернет значительно выше, чем в других республиках СНГ, не говоря уже о странах Балтии и Восточной Европы. Даже поверхностный анализ показывает правоту озабоченности казахстанцев. Например, на Украине 1 гигабайт по выделенной линии для конечного потребителя стоит не более 40 долларов США. В Грузии соединение по коммутируемой линии — 0,5—0,6 USD за час; ADSL — 55 USD в месяц, включая 500 мегабайт трафика; по сети кабельного телевидения — фиксированная плата в 39 USD в месяц. В Молдове — один час в интернет-кафе — 0,44 USD днем, ночью — бесплатно. В Литве подключение офиса небольшой организации в 10—15 сотрудников обходится в среднем в 20 USD в месяц; в гостиницах, университетах и других общественных местах пользование интернетом бесплатно. В Эстонии к интернету подключено абсолютное большинство школ, более половины населения постоянно пользуются интернетом, что говорит о его доступности для людей и с невысоким уровнем доходов. В России доступ в интернет в 2—3 раза дешевле, чем в Казахстане, в том числе в районах Сибири и Дальнего Востока. Даже в Кыргызстане интернет дешевле казахстанского.


Никаких видимых причин дороговизны казахстанского интернета не наблюдается. 3—4 года тому назад говорили, что для зарубежных пользователей в казахстанском секторе интернета слишком мало интересной информации, отсюда большое несоответствие входящего и исходящего трафика, и это нужно компенсировать деньгами. Однако оптовые поставщики интернета уже давно тарифицируют не входящий трафик, как было раньше, а большую составляющую входящего/исходящего. Не убеждает и ссылка на большие расстояния, отделяющие Казахстан от шлюзов Мировой Паутины. Многие страны находятся в не лучшем положении, включая сибирские регионы России. Тем не менее, цены там существенно ниже наших.


Ну а самым главным вопросом для общественности стала, конечно, озабоченность, как будет осуществляться задача подключения школ к интернету уже в будущем году.



Посетителям сайта, участникам онлайнового обсуждения были предложены вопросы:


— Каковы причины того, что интернет в Казахстане существенно дороже, чем в других республиках постсоветского пространства?


— Считаете ли вы, что высокие цены на интернет тормозят его дальнейшее развитие и увеличение числа постоянных пользователей; или наоборот, рост доходов провайдеров способствует улучшению инфраструктуры и повышению качества предоставляемых услуг?


— Есть ли необходимость в снижении цен, и каковы пути решения этой проблемы?


— В 2005 г. к интернету необходимо подключить 75% казахстанских школ. Можно ли это сделать исходя их существующих цен?


— Кто и как должен оплачивать интернет для школ: государство, органы местной власти, сами школы, родители?



Уровень заинтересованности корреспондентов превзошел даже самые оптимистичные прогнозы. «Вы поднимаете интересную тему, которая очень актуальна. Снижать цену на интернет в Казахстане, несомненно, нужно, иначе мы очень быстро отстанем от развитых стран (уже отстаем, на Западе неограниченный доступ ДСЛ стоит порядка 20—40 долл. в месяц, мы о таком и не мечтали) и останемся в технологически-информационном вакууме», — мнение, выраженное в одном из первых писем.


Ответы поступили в большинстве своем квалифицированные, отнюдь не дилетантские, что часто бывает в подобных обсуждениях.


Почему же у нас такой дорогой интернет? Практически все корреспонденты дружно сошлись во мнении: действительно очень дорого, гораздо дороже, чем в других странах СНГ. В одном только письме высказано пожелание считать не по долларовой цене, а по покупательной способности через долларовый эквивалент. Но когда разница исчисляется не в долях процента, а в разах, то о тонкостях методик рассуждать не приходится.


По мнению участников дискуссии причин много.


Нет отечественного телекоммуникационного оборудования. А цена импортного складывается из его начальной стоимости, доставки, растаможивания, гарантийных обязательств.


Низкий уровень телекоммуникационной инфраструктуры как кабельной, так и беспроводной. Каналы связи и телефонные линии, необходимые для осуществления деятельности, арендуются провайдерами интернет-услуг у операторов связи и телефонных операторов. Стоимость аренды естественным образом перекладывается на конечных потребителей. Существующая кабельная сеть не отвечает требованиям пропускной способности. Требуется переход на современные оптические каналы, а это требует больших затрат. Если в США (для примера) эти инвестиции «размазываются» на 15—20 лет, то в Казахстане у инвесторов большие опасения за вложенные деньги и стремление окупиться за 2—5 лет. При этом резко возрастает стоимость аренды.


До сих пор не решен вопрос на государственном уровне о предоставлении спектра частот для провайдеров. Нет ни одного отечественного телекоммуникационного спутника, поддерживаемого государством. А иностранным компаниям платить приходится гораздо больше, чем в более развитых в телекоммуникационном отношении странах.


Цены строятся в основном от цен национального оператора связи АО «Казахтелеком», плюс аренда каналов у того же оператора, а он ни коим образом не заинтересован в развитии конкурентной среды.


Как пример: предоставление доступа по коммутируемому соединению. При аналоговом подключении: стоимость одного соединения модема провайдера в месяц без НДС 4750 тенге умноженное на коэффициент 4,0 (сразу априорно считается, что нагрузка на линию составляет от 0,4 до 0,5 Эрл). Итого за одну линию 19000 в месяц (без НДС). Это плюс к себестоимости трафика для провайдера. А «Казахтелеком» эту статью расходов не несет. Вот и вся конкуренция.


При цифровом подключении: стоимость подключения к порту Е1 в «Казахтелекоме» — 767000 тенге, не включая расходы на организацию последней мили и оконечного оборудования, что еще добавляет $3—5 тыс. Аренда одного порта Е1 в месяц — 130850 тенге, не включая аренду кабельной канализации и кабельного канала.


На кого ложатся данные расходы?


Вторая существенная причина — эффект Масштаба. Даже относительно богатые Астана и Алматы по количеству компьютеров на душу населения сильно уступают глубинке более развитых западных стран. О других регионах Казахстана и говорить нечего. Соответственно меньше и число потенциальных пользователей интернета, меньше спрос на услуги. Но ведь для обслуживания модемного пула из десяти линий провайдеру требуется практически столько же сотрудников, как и для обслуживания пула из девяноста линий; они нуждаются в помещениях одинаковой площади; практически не различаются затраты на охрану и коммунальные услуги. Вдобавок, до определенных пределов стоимость каналов растет медленнее, чем их пропускная способность, и один канал в 256 kbps обычно обходится ощутимо дешевле, чем два канала по 128 kbps. В результате доля всех этих затрат, приходящаяся на одного клиента, существенно возрастает.


Львиная доля информационных потоков, с которыми приходится иметь дело казахстанским провайдерам, находится за пределами республики. В отличие, например, от российских. И хотя сейчас практически ежедневно создаются все новые и новые информационные ресурсы, а также зеркала популярных зарубежных сайтов, — до сих пор доля трафика, пересекающего границы и океаны, столь велика, что это неизбежным образом отражается на стоимости интернет-услуг в Казахстане. Впрочем, есть основания для определенного оптимизма — ибо эта доля сегодня снижается и будет продолжать снижаться в обозримом будущем. И здесь надо всемерно поддерживать тех казахстанцев, которые работают над созданием нашего контента. Отсюда совсем не лишены основания предложения Ю.М. Мизинова, главного редактора «Навигатора» о справедливости перераспределения части средств, получаемых провайдерами, в пользу тех, кто наполняет интернет нужной пользователям информацией. Да и поучаствовать финансово провайдерам, прежде всего «Казахтелекому», в поддержке конкурса сайтов www.award.kz «сам Бог велел».


Если в развитых странах даже в глухих, по тамошним понятиям, городках, действуют по нескольку ISP, и наличие конкуренции вряд ли позволит кому-то из них вздувать цены без риска потери клиентов, то в Казахстане сплошь и рядом в городах действует единственный провайдер, клиент которого попросту лишен возможности уйти к кому-то другому. Это связано с большими финансовыми издержками организации ISP, подбора профессиональных кадров и причинами указанными выше. И отдельно хочется сказать о противодействии монополиста — АО «Казахтелеком». Как только он узнает о намерениях стать оператором, двери для этой организации наглухо закрываются со стандартной формулировкой: «нет технической возможности», хотя в подавляющем числе случаев это не соответствует действительности. Кроме того, «Казахтелеком» время от времени проводит акции по выживанию с рынка вторичных провайдеров — то IP-телефонию преследует, то требует ни с того ни с сего повысить плату за серийные номера модемного пула, то заставляет покупать дополнительные телефонные линии. А в сельской местности и говорить нечего, кроме как через «8» в интернет попасть невозможно.


При видимом наличии конкуренции — когда вроде есть много провайдеров, — все упирается в монополизм «Казахтелекома». Предлагается право регулирования цен на магистральный канал, принадлежащий сейчас «Казахтелекому» (во много раз более мощный, чем суммарная емкость всех других операторов), передать Минтранскому, который не будет при этом являться провайдером.


Отмечается также, что оптовый рынок контролируется несколькими крупными первичными (для Казахстана) провайдерами — «Казахтелеком», «Нурсат», «Голдентелеком», «Дукат», «Астел», т.е. рынок недостаточно сегментирован. В связи с этим возникает большое подозрение в ценовом сговоре, т.е. картельных соглашениях.



Однако есть мнение, что проблема больше экономическая. Если спрос на продукцию низок из-за каких-либо ее качеств, то ее цена снижается, чтобы привлечь потребителя, и наоборот, если спрос на продукцию высок и потребитель готов отдавать деньги за предоставляемую услугу, ее цена искусственно завышается. В данном случае возникает замкнутый круг — люди, имеющие потребность в использовании интернета, готовы отдавать за услуги провайдеров и существующую цену, а люди, которые интернетом не пользуются, вряд ли начнут им пользоваться при снижении цен. А поэтому, выход из сложившейся ситуации видится в донесении до основной части населения всей выгоды использования интернета, а только потом можно поднимать вопрос о его высокой стоимости. Высказываются также сомнения в необходимости делать интернет «народным». Массам, которые очень смутно представляют, что это такое, достаточно латинских сериалов. Но людей, придерживающихся такого мнения, совсем мало.


Вот письмо учителя информатики сельской школы:


Мне кажется, что роль сети Интернет в нашей республике еще не оценена (и не работает) на должном уровне — и на уровне простых пользователей, и на уровне правительственных органов. Поэтому к этому виду информационных технологий относятся как к обычному товару — сколько это стоит и какие деньги на этом можно сделать.


Со стороны правительства и фирм-провайдеров, естественно, делаются шаги в положительную сторону — примером может служить то, что как раз для сельских школ в этом году выделены бесплатные часы. И как раз школы не пользуются этими часами (как школы, которые в городе отказались от подсоединения, так как они не знают, что можно в ней (интернет-сети, — прим. ред.) реально делать). И даже директоров школ ругают за этот неиспользованный ресурс.



Абсолютное большинство уверено, что высокие цены на интернет тормозят его дальнейшее развитие и увеличение числа постоянных пользователей; а рост доходов провайдеров (в первую очередь Казахтелекома«) не способствует улучшению инфраструктуры и повышению качества предоставляемых услуг.


— Высокие цены тормозят развитие, так как с 1996 года, когда я начал пользоваться интернетом, скорость по коммутируемому доступу значительно не увеличилась. Стало быть, средства не вкладываются в развитие.


Высокие тарифы на доступ в интернет снижают количество абонентов. По результатам исследования потребностей рынка в IT-продуктах, 48% представителей малого и среднего бизнеса заявляют, что основная причина неэффективного использования интернета — его дороговизна. Наши предприниматели не могут полноценно использовать возможности электронной торговли, электронных платежей и.т.д. Это в свою очередь мешает им интегрироваться в мировую экономику. Это тем более серьезно, так как Казахстан вроде собрался вступать в ВТО. Снижение цен сыграло бы положительную роль в увеличении рынка потребителей. Как можно говорить о качестве, имея минимальное поле выбора?


С другой стороны, участники дискуссии опасаются, что провозглашаемая демонополизация может превратиться в «раздробление «Казахтелекома» на мелкие компании под одной крышей, что поменяет только фасад, а отнюдь не сущность. Кроме того, высказываются предложения допустить российских интернет-инвесторов с созданием им необходимых условий.


Доступность цен имеет большое значение. Сетью пользовалось бы, например, неограниченное количество студентов, имеющих в этом жестокую нужду. Рост доходов провайдеров лишь частично способствует улучшению существующей инфраструктуры, в основном вся прибыль уходит на налоги и в карман. Расширять сеть услуг пока не на кого по большому счету.


Снижение цен, как правило, имеет ярко выраженную социальную окраску, и не всегда способствует рыночному развитию, чаще даже тормозит. Решать эту проблему можно только увеличением числа провайдеров, жесткой конкуренцией. Однако новые провайдеры не спешат на и без них поделенный существующий рынок, ведь его нынешним участникам не нужны конкуренты и демпинг цен.


Высокие цены на интернет и пока еще дороговизна компьютеров в соотношении к доходам большинства населения, конечно, тормозят развитие, а что касается улучшения качества работы провайдеров, то это что-то не заметно. Безусловно, выделенные линии обеспечивают хорошую связь, но они пока мало кому доступны. Выход же через обычные телефонные линии, впечатление такое, что в последнее время стал хуже. Рекламируемый «народный DSL «Казахтелекома» по ценам вовсе не народный. Воспользоваться им может только немногочисленная элита с высоким уровнем доходов. Dial-up, быстро сдающий позиции в других странах, у нас продолжает оставаться основным средством доступа не только для дома, но и для небольших организаций. Кабельные сети микрорайонов (муниципальные сети), доступ, интегрированный с кабельным телевидением, беспроводные локальные сети пока сильно отстают от ожидаемого уровня развития.



Практически все участники дискуссии считают, что подключение школ к интернету совершенно необходимо. Но при существующем уровне цен — невозможно. Предлагаются и пути решения проблемы. Провайдеры могли бы подготовить какие-то специальные предложения. Тем более что школьники — это потенциально будущие клиенты. С маркетинговой точки зрения такое сотрудничество со школами могло бы принести новых пользователей провайдерам. Оплачивать интернет школам могло бы государство, как институт, заинтересованный в собственном развитии. Вспоминается опыт Эстонии, где создана государственная программа развития интернет-технологий. Когда от государства идет инициатива, когда есть специальная программа развития и внедрения новых технологий, тогда и можно говорить о реальном снижении цен, и вообще о свободном доступе в интернет для населения.


В целом сходимся в одном: минимум для получения образования должен быть оплачен государством или местными органами власти. Для дома же — из семейного бюджета, но, безусловно, по более низким, чем сейчас, ценам.


Высказывается и опасение, что проект подключения школ к интернету будет слишком дорогостоящим, и, стало быть, станет еще одной кормушкой армии чиновников.


Предлагается учесть опыт Восточно-Казахстанской области, где областной акимат выделил грант на установку оборудования и оплату интернет-услуг через спутниковые каналы для районных библиотек. С начала года были подключены 10 районов. И первые месяцы оплата за услуги шла из грантовых средств от акимата. После чего местные органы власти должны были взять оплату на свой местный, районный бюджет. К сожалению, два района не смогли выделить средства на поддержку интернета в своих местных библиотеках. Это показывает, что расходы на интернет должны идти по целенаправленной программе поддержки от государства, а не от местных органов власти, тем более не от самих школ или родителей.



От руководства Казахстанского Центра Сетевой Информации (KazNic) получена информация, почему поддержка домена в пространстве KZ столь дорогая.


Сама регистрация ничего не стоит. Регистрант оплачивает поддержку доменного имени в течении заявленного срока (до 10 лет) из расчета 50 долл./год. Сравнивать стоимость регистрации с доменным именем .com не корректно. COM — интернациональный домен, KZ — национальный. В сравнении с национальным доменом RU — у нас дороже. Основная причина в количестве регистраций, которая напрямую связана с потенциальным количеством пользователей. Сравните население России и Казахстана. С другой стороны мы вынуждены нести сравнимые расходы по поддержанию работы регистратуры и более высокие расходы на связь (доступ в интернет). У нас нет иных источников дохода кроме оплаты за поддержку доменных имен. Тем не менее, по итогам 2003 года мы впервые за 10 лет вышли на уровень самоокупаемости.


Со II полугодия мы вводим новую цену — 35 долл./год и минимальный срок поддержки 1 год вместо двух лет при первоначальной регистрации. Таким образом, мы снижаем порог со 115 долл. до 35 для желающих зарегистрировать свое доменное имя.



Высокая цена доступа в интернет тормозит рост числа пользователей Мировой Паутины, не способствует развитию бизнеса, образования, науки и культуры с использованием электронных технологий, воплощению идей Электронного Правительства. В этом сходятся практически все участники нашего онлайнового обсуждения.


Материалы продолжают поступать. В них демонстрируется высокий уровень осведомленности, большая озабоченность проблемами информатизации общества: образования, бизнеса, государственного управления. Иначе как усилиями всех заинтересованных сторон задачу, поставленную в Послании Президента народу Казахстана «К конкурентоспособному Казахстану, конкурентоспособной экономике, конкурентоспособной нации», не решить.



Обсуждение далеко не закончено. Предполагается провести Круглый стол или пресс-конференцию, пригласить к разговору политические партии и представителей других заинтересованных организаций, экспертов из-за рубежа. Конечно же, ждем и наших читателей.



Наиболее активные участники общественного обсуждения:


Наталья Кобзарь — PR менеджер компании Iteca (ITE Central Asia)
Александр Васильев — главный редактор журнала Computer Club, газет КИТ и Start GAME
Гульжан Байтуреева — кандидат педагогических наук, Казахская Академия образования
Алия Сарсембинова — библиограф, г. Усть-Каменогорск
Ксения Кетова — ученица 10 класса СШ 83, г. Алматы
Павел Гусев — директор Казахстанского Центра Сетевой Информации
Александр Левитанус — председатель совета директоров компании «Рейтинг«, г. Усть-Каменогорск
Бекзат Сариев — гл. специалист отдела информационных технологий Аппарата Акима г. Алматы
Оксана Семенова, Лола Аскарова — «Работа.кз»
Александр Нечухранный — учитель СШ 2, пос. Фабричный, Алматинской области
Виктор Тейфель — профессор, популяризатор интернета в образовании и астрономии
Алена Аукенова — гл. редактор сайта Gazeta.kz
Марат Усманов — зам. главного редактора газеты «Курсивъ»
Константин Горожанкин — главный специалист Сектора перспективных технологий Народного банка
Игорь Савин — Шымкент
Айгуль Серкипаева — кандидат экономических наук
Сауле Танекеева — исполнительный директор Kazakhstan Development Gateway


В №№3—5 нашего журнала были опубликованы результаты социологического анализа состояния IT в Казахстане. На днях мы получили результаты нового исследования. Изучалась потребность малого и среднего бизнеса в IT-продуктах. Его провели ОФ «Интернет Трейнинг Центр», ТОО «Инжпроф», ОО «Бизнес-Инкубатор «Сотби» (Шымкент) при финансовой поддержке Международного фонда «Евразия». Участвовали эксперты: Марк Крипси — Компания Accenture (Лондон), Штефан Шандера — Бизнес-Инкубатор «Сотби» (Шымкент), Сергей Трушкин — ЗАО «АйД-ЛаБ -М» (Москва). Исполнителем выступила: к.э.н. Айгуль Серкипаева.


Результаты этого исследования во многом не совпадают с теми, о которых мы писали ранее. Это касается степени компьютеризации нашего общества и степени развития интернета в Казахстане. В следующем номере журнала мы познакомим читателей с этим исследованием.

Похожие сообщения

Оставить комментарий